5...7°C

16+
  • Девушка из Ирландии впервые узнала о Ямале из уст советского солдата

    12.12.2017 07:36:00

    Девушка из Ирландии  впервые узнала о Ямале из уст советского солдата

    Меня зовут Катя Дмитрук, живу в Ирландии, в городе Туламор (100 км от Дублина). Переехала сюда вместе с семьей, когда мне было 2 года. Папа начал работать в Ирландии  в то время, когда в России были «лихие 90-е», как  часто теперь называют время распада Советского Союза. Мои близкие, особенно дед и бабушка – люди советского поколения. В четыре года я начала учиться в английской школе в Туламоре, с шести лет совмещала учебу в 40-й русской школе в Риге, где закончила четыре класса и экстерном сдала экзамен по русскому языку за пятый класс. Конечно, это заслуга бабушки. Она окончила факультет иностранных языков в Латвийском университете, много занималась со мной русским. Родители всячески поощряли стремление в совершенстве овладеть родным языком. В Ирландии моя семья поддерживает связь с соотечественниками.

    Мама организовала русскую школу для детей, которая вот уже второй год успешно развивается. Я преподаю русский, историю и  географию в младшем классе. Недавно мы были приглашены в российское посольство, там отметили наши успехи и подарили школе замечательные российские учебники.

    Там же я узнала о конкурсе, организованным правительством Ямало-Ненецкого автономного округа для соотечественников.  Прочла условия и, наверное, забыла бы о нём – ведь это так далеко. Но тут я вспомнила рассказ моего деда про сослуживца Сашу, с которым он, по его выражению, «тянул лямку» срочной службы в Советской Армии. На втором году деда из-под Риги перевели в Калининградскую область, и там он был определён шофёром бронемашины в батарею, где служил Саша. Надо заметить, что дед – страшный мерзляка. На учениях он не мог спать из-за холода. И однажды ночью в холодном бронике разговорился с Сашей, который совсем не мёрз. Удивление деда по этому поводу привело к доверительному разговору. Саша поведал, что он всю свою жизнь до армии жил за полярным кругом, около Карского моря, значительно севернее Салехарда, столицы ЯНАО. Саша был удивительно красивым парнем. Мама у него ненка, а отец – ссыльный поселенец. Вырос он в маленьком посёлке. Там была замечательная библиотека, и он пристрастился к чтению. Ещё будучи учеником 10 класса, Саша писал заметки и маленькие рассказы в местную газету. Особенно ему удавались заметки о животных. Одну из его работ, о собаке, главной и неизменной помощнице полярного жителя, заметили в столице округа, и Саша  стал делегатом съезда окружных молодых писателей.

    В рассказе шла речь о самой обыкновенной собаке, с коротким хвостом, гибким и пушистым, с умными глазами. Она обладала какой-то особенной чуткостью души и была очень гордой. Один человек спас её щенка, и между ними завязалась трогательная дружба. Эту историю Саша рассказал деду, и тот понял, как ему повезло. Он встретил талантливого человека, общение с которым доставляло истинное удовольствие.

    После окончания школы Саша стал штатным работником этой газеты. Он побывал во многих местах   сибирского края, многое видел и многое понял. Ведь это был край ссыльных лагерей для многих людей. Я не так давно посмотрела российский фильм «Барак». Там показана жизнь, очень похожая на то, что думал Саша о трагедии советских людей. В то же время он полюбил суровую красоту природы Ямала.

    В этом краю, говорил Саша, летом вся поверхность земли превращается в топкие болота, а зимой покрывается непроходимыми снегами. В августе начинается осень, а с середины сентября край уже весь закутан снегом.

    Он очень тепло рассказывал о людях, среди которых жил. Но что в нём особенно поразило деда, так это искренняя  любовь  к северному краю. Дед запомнил некоторые Сашины слова, может, даже высокопарные, но, уверен он, сказанные от души.


    Саша описывал северное сияние так: стояла дивная ночь, вся в звёздах, вся в сиянии. В бездонном куполе неба сверкал Юпитер, а у горизонта пылали Стожары. 


    Одним словом, жизнь складывалась удачно, но его призвали в армию. Здесь он стал спецкором  дивизионной газеты, но, по  его словам, масштаб деятельности не тот. После армии дед закончил Латвийский госуниверситет и работал в научно-исследовательском институте. Саша вернулся в родные края, они переписывались около двух лет. Саша знал, какая зарплата у деда, удивлялся её малости и предлагал всё бросить и ехать к нему работать шофёром за хорошие деньги.

    Как говорит дед, если бы он уехал на «севера», то и меня бы не было. Его работа  в то время была тесно связана с Ленинградом. Там он любил посещать знаменитый Этнографический музей народов Советского Союза. Особенно его привлекали экспонаты, связанные с бытом народов Севера. Смотря на них, дед всё время вспоминал рассказы Саши про малую родину. Всё это позволяло ему с гордостью признавать свою сопричастность к этому суровому и прекрасному краю необъятной России. В то время ещё не было нынешнего размаха строительства на Ямале. Я узнала из Интернета, что экономический подъём округа начался в конце 80-х годов прошлого столетия. Округ стал ведущим по добыче нефти и газа. Очень изменились условия жизни людей в тех краях. Появились города с населением, превышающим по численности столицу Ямала Салехард, о котором тоже много говорил Саша. Но об этом мы с дедом только читали, а хотелось бы всё увидеть своими глазами и сравнить нынешний Ямал с тем, о котором говорили два солдата  в далёком 1961 году. Этим летом мне удалось побывать в Крыму в качестве одной из победительниц конкурса «Что я знаю о Крыме». Три недели я провела в детском летнем лагере в городе Евпатория. Там я очень крепко сдружилась с другими участниками, одержавшими победу. Ребята прибыли из Франции, Италии, Узбекистана, Болгарии и Сербии, а также из Якутии.  Очень интересно было с ними общаться, так как нечасто удается контактировать с людьми из таких далеких краёв и узнать, какова их жизнь там. В лагере проводились многочисленные вечерние выступления, и мне запомнилась девочка из отряда якутов. Её номер был великолепным: одетая в традиционный якутский костюм, она пела и играла на якутском музыкальном инструменте – хомусе. Музыка настолько захватывала дух, что аж мурашки прошлись по коже.

    Может быть, у меня когда-нибудь воплотятся в жизнь слова из песни  якутского певца Кола Бельды:«Мы поедем, мы помчимся на оленях утром ранним, И отчаянно ворвёмся прямо в снежную зарю. Ты узнаешь, что напрасно называют север крайним. Ты увидишь – он бескрайний. Я тебе его дарю».


    Катя Дмитрук, Ирландия

     





  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика