0°C
Салехард

Общество

На закрытое кладбище Салехарда заглянули следователи СКР

Над безымянными могилами старого салехардского погоста высятся красные звезды. Кто там лежит – нынче одному Богу известно. Может быть труженики тыла, а может и ветераны Великой Отечественной войны. Следователи окружного Управления СКР выделили несколько таких захоронений и теперь попытаются установить имена усопших.


Сотрудники аппарата СК поправили несколько надгробий, покрасили кресты, возложили цветы героям. Особое внимание они уделили захоронению, увенчанному пятиконечной звездой и большим вырезанным из жести якорем. Правоохранители привели это место в порядок и обнаружили плиту с надписью – как оказалось под ней лежат два уроженца Ленинграда, одному на начало войны было 15, другому 11 лет. Вполне возможно, что оба пережили блокаду и лишь потом, уже в зрелом возрасте, уехали на Север. Впрочем, они могли быть и в числе эвакуированных.

Фото из архива СУ СКР по ЯНАО
Фото из архива СУ СКР по ЯНАО

Посоветовавшись, следователи решили установить судьбу этих мужчин, а по возможности, и их родственников.

Руководитель СУ СКР по ЯНАО Андрей Егоров отметил: «Условия Крайнего Севера суровы. У людей не всегда есть возможность следить за могилами предков. Мы не вправе их в этом винить – кто-то уже состарился и уехал в другой регион, кто-то не может прийти сюда по состоянию здоровья. Но это можем попытаться сделать мы. Нам, ныне живущим, важно сохранить память о выдающихся земляках».

Помимо окружной столицы, ямальские следователи посетили кладбище села Мужи. Там замруководителя Салехардского межрайонного следственного отдела Василий Уздяев обратился к местным волонтерам с просьбой провести инспекцию захоронений. По последним данным, на сельском погосте упокоились 119 ветеранов, при этом четверть надгробий уже утратили таблички, кто под ними лежит – неизвестно. Необходимо установить их имена. Работу начали с крепежа табличек с надписью: «Участник Великой Отечественной войны»…

Фото из архива СУ СКР по ЯНАО
Фото из архива СУ СКР по ЯНАО

Тем временем на старом салехардском погосте всё больше безымянных могил. Металл ржавеет, деревянные надгробия рассыпаются в прах. За чистотой и порядком здесь уже четверть века следят служивые Обско-Полярной казачьей линии, но разве могут они остановить время?

– Последние захоронения здесь датированы 70-ми годами прошлого века. С той поры много воды утекло, кладбищенские книги учета утеряны и теперь без большой и кропотливой работы не установить даже точное число могил. Пять лет назад мы предложили муниципалитету создать для этого поисковый школьный отряд. Нашу идею тогда поддержали, к работе по очистке погоста подключилась молодежь, но основная идея, увы, так и не была реализована, отряд не создан, – рассказывает Валерий Степанченко, атаман ОПКЛ.

– Каждое лето и осень казачество с ветеранами и православные проводят здесь субботники, – продолжает собеседник. – Здесь лежат многие известные ямальцы. В их числе председатель управления сельским хозяйством в годы войны Алексей Погорелов, ненецкий драматург и общественник Иван Ного, председатель горисполкома, а затем и окрисполкома (советский эквивалент губернатора – прим. «КС») Андрей Филиппов, пионер северного земледелия Дмитрий Чубынин – кстати, это его именем названа одна из салехардских улиц. Время не щадит их могилы…

Валерий Степанченко рассказал «Красному Северу» интересную историю. Пару лет назад в октябре, прослышав о его работе, к нему обратилась жительница Лабытнанги с просьбой разыскать на кладбище могилу ее бабушки Феодосии Русаковой. Когда-то имя этой женщины гремело на весь Ямал. За трудовые успехи в 1939 году её представили к ордену «Знак Почета», пригласили в Москву. Награду вручал «всесоюзный староста» Михаила Калинин. Позже северянка удостоилась высшей правительственной награды СССР – ордена Ленина.

Фото из архива Валерия Степанченко
Фото из архива Валерия Степанченко

– Внучка сообщила, что родственницу похоронили в 1968 году. Ей самой тогда было десять лет, так что местоположение могилы она забыла. Отметила лишь, что за соседней оградкой лежал ребенок. Эта деталь оказалась ошибочной и сильно усложнила поиск. Как оказалось, детские могилы были в другой стороне, – продолжает Валерий Степанченко. – Два года искали место упокоения женщины-орденоносца. Исходили всё вдоль и поперек. Обращались и в православную общину, и в окружной Совет ветеранов. Все говорили, дескать, хорошо помнят Феодосию Русакову, но помочь не смогли. 

И вот 14 октября, когда Владимирская часовня старого погоста отмечала своё 25-летие (напомним, она построена по проекту профессора Александра Ополовникова, знатока древнерусского деревянного зодчества. –Прим. «КС») на воскресную службу пришла женщина, которая и вывела нас на место. На могиле нашли табличку с надписью «Русакова Ф. Н. Спи спокойно, дорогой товарищ». Об этой находке я сообщил в Лабытнанги. Теперь будем приглядывать за этим захоронением. Хорошо бы со временем установить имена всех, кто нашел здесь вечный покой.


0

0

0

0

0

0



Темы