0°C
Салехард

Общество

«Тут Симпсонов набью, там – «Футураму»». Ямалец с 52 татуировками не планирует останавливаться

Больно. Долго. Дорого, в конце концов. Но, несмотря на объективные вроде бы минусы, все больше людей вокруг нас бьют тату. А среди тех, кому сегодня плюс-минус 20 и вовсе сложнее найти того, у кого татуировок нет.


Мы спросили у пятерых ямальцев, когда началась их любовь к украшательству собственного тела и что означают их татуировки.

Фото: Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР
Фото: Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР

Полсотни «заметок», сделанных по живому

Георгий Курбанов, Салехард, заместитель начальника аварийно-спасательной группы

52 татуировки – не предел. Самую первую наш герой сделал, как только стукнуло 18 лет. На предплечье появился собирательный образ Бога. А дальше год за годом он раскрашивал себя с ног до головы.

– В какой-то момент я решил оставлять на теле заметки о своей жизни. Каждая несет определенный смысл и напоминает мне о чем-либо. Допустим, бутылка с деньгами – о работе барменом, голубь – о шести годах в Петербурге, самолетик – любовь к путешествиям, тетрис, приставка, рогатка – в память о детстве, – Георгий перечисляет по очереди татуировки на руках. – Из последних: револьверы на груди, мелочевка на кистях и пальцах. В прошлом году забил голову надписью на английском «Молись за семью».

Единой тематики нет, да и по стилям все намешано: тут – old school, там – new school, а здесь – реализм. Бил и по классике – в тату-салоне, и по хардкору – гитарной струной в антикафе, и самостоятельно – согнутой швейной иглой.

Фото: Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР
Фото: Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР

– Сейчас уже не представляю себя без татуировок. Никогда не жалел ни об одной. Я не для того терпел боль, чтобы потом передумать.

В ближайших планах у салехардца – доделать на ногах цветные тату мультяшных героев: на правой – Симпсонов, на левой – «Футураму». На животе молодой человек хочет наколоть пять портретов «Клуба 27»: Эми Уайнхаус, Курта Кобейна, Джими Хендрикса, Джима Моррисона и Роберта Джонсона. Ну и спина еще, как белый лист – непаханое поле.

Фото: Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР
Фото: Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР

– Давно болею сделать татуировки на лице и шее, но останавливают взрослые ограничения в голове.

Два гангстера одной руки

Максим Ташмухаметов, Салехард, инженер

Первую татуировку Максима оплатила… жена. Поход в тату-салон стал не просто подарком на 39-летие мужчины, а исполнением мечты. Исполнил он ее пару недель назад, к слову, а до этого несколько лет не мог решиться. Как-то даже перелопатил весь интернет, разобрался в стилях, но так и не определился с идеальным эскизом. На этот раз все было быстро.

Фото: Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР
Фото: Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР

– Когда выбирали эскиз, я на эмоциях от недавно просмотренного фильма предложил набить что-нибудь из «Острых козырьков». В итоге накололи Томаса Шелби, который стал началом «рукава». Думаю, продолжением будет его брат – Артур Шелби. А, вообще, в планах еще и портрет дочери набить.

Фото из архива героя публикации
Фото из архива героя публикации

Футбол в сердце и на голени

Владислав Тарамжин, с. Аксарка, футболист

Спорт – главное увлечение Влада. Футболом парень занимается уже 13 лет, сейчас играет в сборной Приуральского района. Неудивительно, что его первой татуировкой стал мальчик с мячом и в майке с личным 13-м номером Владислава. Эскиз тату наш собеседник не заказывал – сделал сам. 

Михаил Конев, Салехард, бурильщик

У Михаила Конева четыре татуировки, три из которых посвящены службе в ГРУ. Первый рисунок в виде парашюта – напоминание о том, что с 12 лет Михаил мечтал попасть в ВДВ. Следующую татуировку сделал в Северной Осетии: майор заставил всех солдат набить группу крови на груди справа, чтобы в случае серьезного ранения врачи не тратили время на ее определение. А после участия в боевых действиях в Цхинвале Михаил наколол на спине еще одну татуировку.

Фото: Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР
Фото: Юлия Чудинова / КРАСНЫЙ СЕВЕР

В 2013 году, после тяжелых событий в семье, наш собеседник решил набить последнюю татуировку на плече – Архангела Михаила.

– Ни об одной наколке не сожалею. Это моя жизнь, одним словом. Как говорится, мы приходим в этот мир ни с чем и уходим так же. Вот могу сказать, что именно я – нет: я уйду с татуировками, и со мной будут эти воспоминания.

«Моя татуировка – это продолжение меня»

Екатерина Виноградова, Новый Уренгой, управляющая магазином

Год назад Екатерина решилась на небольшую татушечку, а нынче у нее почти вся рука забита. Девушка говорит, что татуировка – как наркотик: начав однажды, остановиться сложно.

– Рисунок начинается на плече в виде дерева, которое для меня очень символично и означает развитие и бессмертие духа. Дальше идет изображение мандалы – сакральный инструмент для познания себя и мира. Моя татуировка – это продолжение меня, не было такого дня, чтобы я о ней пожалела.

После первой татуировки Екатерина сделала несколько рисунков на ногах и планирует добить «рукав».

Фото из архива героини публикации
Фото из архива героини публикации

0

0

0

0

0

0



Темы