8...10°C

16+
  • О чём вздыхает геолог

    31.03.2012 19:31:06

    О чём вздыхает геолог

    Многие ли сейчас помнят те времена, когда дети хотели стать геологами, мечтали открывать подземные кладовые? В наши дни эта профессия за пределами популярного топа. А ее представители – редкость. «КС» повезло. По пути к хромитовому месторождению Центральное, что в сорока километрах от поселка Харп, удалось пообщаться с Владимиром Нужиным, главным геологом обособленного структурного подразделения «Горнодобывающее управление» Челябинского электрометаллургического комбината. Стаж его работы перевалил за три десятка лет.

    ХРОМ  ПРОТИВ ЗОЛОТА

     

    Собеседник оказался не просто идейным, он геолог старого замеса: мыслит масштабами страны, до сих пор не очерствел к природным красотам. И влюблен в свою работу. Цитирует любимые стихи, написанные Геннадием Васильевым:

     

    Знаю я, почему горы тали моими друзьями,

    Почему каждый год дет нас снова   заоблачный путь.

    Горы весь шар земной опоясать сумели  цепями,

    Что им стоит тогда  человека к себе  притянуть.

     

    Роман этот начался на третьем курсе института, когда студент Нужин впервые отправился на полевую геологическую практику в Восточную Якутию, в устьевую часть реки Колымы. По окончании Свердловского горного института оказался в Оймяконском районе Восточной Якутии на реке Индигирка в красивейшей части горного хребта Черского. «Там сплошные двухтысячники с совершенно уникальной геологией», – вспоминает Владимир Владимирович. В Якутии занимался поиском золоторудных месторождений. Попутно открывал рудопроявления полиметаллов вольфрама, молибдена, сурьмы.

     

    – После золоторудных месторождений работать на хромитовых не менее интересно, – утверждает геолог. –  Процесс разведки одинаков для любых рудных месторождений полезных ископаемых. А вот значимость того, что находишь, – вопрос престижа. Для меня работать на Ямале гордость.

     

    Таких, как Центральное месторождение, в России больше нет. Оно  дает около восьмидесяти процентов хромитов, из которых делаются хромитовые сплавы, феррохромы. Ближайшим конкурентом по добыче хромитовых руд является Казахстан. Руды там качественнее, чем полярные. Но с тех пор как братская республика стала заграницей, экспортные цены не позволяют рассчитывать на руды с этих месторождений. Дешевле и верней разрабатывать месторождения хромитов на Полярном Урале.

     

    Сейчас на Центральном месторождении добыча хромитовых руд идет открытым способом в промышленных масштабах, но горнодобывающим управлением проводятся поиски и разведка и на других  перспективных участках. По оценкам Владимира Владимировича, предприятие не останется без работы еще лет пятнадцать.

     

    ПУТЬ  ПО  ДРЕВНЕЙ ЗЕМЛЕ

     

    – Кстати, знаете, что мы сейчас едем по древнейшим горам? Уральские горы – это мантия, выжатая в трещину земной коры. Ее возраст, по оценкам московской группы ученых, более двух миллиардов лет, – произносит Владимир Нужин и задумывается. Что ж, есть повод поразмышлять о краткости человеческой жизни по сравнению с возрастом планеты…

     

    – По данным геофизики, – вновь включается в тему геолог, – глубина этого горного массива более семи километров. На такую же глубину могут залегать и хромитовые руды. Без работы не останемся. Правда, мы до таких глубин не бурим. Здесь уже вопрос рентабельности возникает. Может, со временем его решат.

     

    Технический прогресс, кстати, давно не обходит стороной геологию. Инструмент современного разведчика недр отличается от  того, что был у предшественников, образ которых воспел отечественный кинематограф: борода, теплый свитер, рюкзак наперевес и кирка. Новые технологии бурения, компьютерные программы, позволяющие отстраивать рудные залежи в 3D-формате, электронные микроскопы, лазерные рентгенофлюоресцентные анализаторы – это далеко не весь перечень современных орудий искателя природных богатств.

     

    – Молодежь не идет в геологию, как раньше. Это общая тенденция. Ориентиры у молодого поколения ныне другие, – вздыхает Владимир Владимирович, объясняя отсутствие интереса молодежи к профессии геолога. Даже его дети увлеченность профессией не разделили. Сын побывал на практике в геологоразведочной партии, но аскетические будни не впечатлили. Свободной романтике юноша предпочел стабильность производства ЧЭМКа. Дочь выбрала гуманитарный профиль, став преподавателем английского и французского языков. Семья нашего героя далеко в Челябинске, жена смирилась с вечными странствиями мужа.

     

    ЯМАЛЬСКИЙ  САД  КАМНЕЙ

     

    – Приезжайте летом, увидите мой сад камней, – указывает геолог на белую равнину, усеянную огромными черными валунами. – Это образцы с разных рудных тел. Здесь раньше был первый накопитель хромитовых руд. За десять лет оставленные камни отмыло ветром и водой. Летом они цветные. И хотя с первого взгляда совершенно одинаковые, каждый камень рассказывает свою историю для людей, понимающих их. Красиво.

     

    Мы еще разговаривали об энергоносителях будущего, экологии и путешествиях. Не покидало ощущение, что такая взаимосвязь с природой, вечный поиск порождают особый философско-научный взгляд на жизнь. В этой профессии случайные люди не задерживаются.

     

    ( На снимке: Владимир Нужин показал новые рудные поля, на которых ведется разведочное бурение и вскоре начнется добыча хромитов.)

     

    Светлана Муртазина

    01.04.2012

     

     

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика