13...15°C

Авторизация
16+
  • Как сын «раскулаченного» оленевода по жизни шагал

    07.12.2015 07:10:00

    Как сын «раскулаченного» оленевода по жизни шагал

    Оказавшись без отца и отчества, неграмотный мальчик из тундры вырос трудолюбивым и благородным человеком.

    Множество легенд сложено о Ямале, но эта из жизни. Она незримо вплетена в историю страны, а судьба ее героя невидимой нитью связана с судьбой всей России. И кто знает, сколько еще в Ямальской тундре таких малоизвестных и удивительных биографий… 

     

    НЕ ОТРАВИЛО ЗЛО ДУШУ

    По паспорту Папа Сэротэтто родился в 1923 году, но это только приблизительно. Не знала мать точной даты его рождения – неграмотная была. И отчество в паспорте у него не указано: не помнит Папа, как отца звали, да и самого его не помнит. Пропал он – с дороги не вернулся. Поехал однажды к родственникам в Приуралье, а жена его одна с маленькими сыновьями осталась. И всё хорошо было, и уже домой он возвращался, да попался ему навстречу конвой, сопровождавший раскулаченных ненцев. Их везли из тундры в Салехард. Конвоиры увидели, что ненец едет, и решили, раз у него есть олени, значит, он богач, – можно и раскулачить. Так и увезли вместе с арестованными, и никто его никогда больше не видел. А молодая жена еще долго стояла, вглядываясь в даль, – мужа своего ждала, да напрасно. И только спустя время ненцы-проводники, которые с тем конвоем ехали, рассказали ей, что с супругом случилось.

    Остался Папа без отца и без отчества. А имя его означает «младший братишка». Еще старший брат у него был – Папась. Когда отец без вести пропал, они еще малышами были. Родственники мужа пожалели женщину с двумя маленькими детьми и у себя оставили – так свекор решил. Дядя их, Савоко Сэротэтто, воспитал племянников – на ноги поставил, как родных детей вырастил. А когда и его не стало, то не забыли племянники дядиной доброты и сыновьям его помогали. По сей день они недалеко друг от друга живут, чумы их рядом стоят. Бывало всякое, и всегда они друг другу помогали – вещами, продуктами или по хозяйству. Много времени прошло с той поры, уже сыновья их на пенсии, а один из них руководит общиной «Харп».

     

    МЕНЯЛ НАРТЫ НА ОЛЕНЕЙ

    Всю свою жизнь прожил Папа Сэротэтто в тундре. Грамоте он не обучен, зато уроки жизни хорошо усвоил. Крепкий, хорошо сложенный, с ранних лет к физическому труду привычный, он быстро взрослел, на пару с братом работал пастухом. Осенью ночи темные, идут мальчишки по тундре, а малицы у них шелестят в темноте. Страшно.

    А как подросли немного, стали на факторию ездить, менять шкурки песцов на муку и крупы. Туда же их мама сдала свои старинные украшения.

    Как вспоминает Папа, вместо поселка Яр-Сале была лишь одноименная стоянка: несколько маленьких избушек, рядом с которыми ненцы свои чумы ставили. Русских, кроме купцов, в тундре почти не было.

    С тринадцатилетнего возраста Папа уже ездил с оленьими обозами в Салехард и Лабытнанги наравне с взрослыми. Они доставляли туда мясо, а обратно продукты для фактории, в основном муку. Случалось и командированных из Салехарда возить: переписчиков или кого посерьезнее. Аргиши по шесть-семь нарт неделями добирались в отдаленные поселения, да столько же обратно. Сколько времени прошло с той поры, а у Папы эти поездки до сих пор в памяти остались. Все маршруты он помнит очень хорошо, и всё там ему близко и знакомо. Как они ехали, где стоянки были, в каком месте через Обь переправлялись, как чум возле Аксарки ставили, а сами вечером ходили с поселком знакомиться – всё это он помнит в самых мельчайших подробностях.

    Сначала у Папы было всего четыре оленя, и те в упряжке. И стал он тогда нарты делать и на оленей их менять. Так постепенно набралось небольшое стадо. Животных тундровики тогда пуще глаза берегли: летом пешком их пасли, а зимой на лыжах.

     

    ОТ  КРАСНОГО ЧУМА И ДО НАШИХ ДНЕЙ

    Текло, менялось время. В тундре тоже происходили изменения: появились первые работники красного чума, откуда-то из центра приехала молодая учительница. У ненцев тогда сапог не было, и она подарила старшему брату Сэротэтто свою обувь, чтобы он в дождь ноги не мочил. А позже и медсестра в тундре появилась. С образованием колхозов Папа Сэротэтто устроился на официальную пастушескую должность. Первыми бригадирами у него с братом были знатные оленеводы Яхочи Худи, Хаулы Худи.

    В войну людей стали забирать на фронт. Папа Сэротэтто тоже очень хотел бить фашистов и долго потом расстраивался, что на призывном пункте его не взяли, а по какой причине – неизвестно. В годы войны, как и многие ямальцы, он был участником трудового фронта. Тундровики сдавали в фонд Победы рыбу, оленей, шкурки песцов.

    Потом Папа женился, детьми обзавелся, в колхозе имени Молотова работал, в совхозе. Так и прошла вся жизнь в трудах и заботах. И дети выросли: сын и три дочери. Наследник Александр после армии поступил в институт. Учился, а сам всё волновался за отца: как он там один в тундре справляется, немолодой ведь уже. И решил он старику помогать, а учебу пришлось оставить. Так Александр заменил отца. Сейчас они частники, имеют свое стадо. Раньше в тундре отец хорошо работал, а сейчас тяжело ему: силы уже не те. Жалеют его дети. Младшая дочь Наталья к себе взяла, чтобы отдохнул он у нее, подлечился. Ухаживает за отцом. Да только неспокойно у него на душе, никак не привыкнет он к такой жизни.

    Часто стоит старый Папа у окна, всё сына выглядывает: не приехал ли? Каждый день ждет его. И не спится ночью старику – переживает за оленей. Как они там без него? Всё ли хорошо? Не болеют ли? Скучает.

    Но скоро приедет сын и отвезет отца в тундру, обязательно отвезет.

    Наталья Толкачёва 

  • Комментарии

    • Комментарии
    Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика